Наталья КОНРАД: «Год назад даже подумать не могла, что стану главным тренером сборной Украины»


Нaтaлья Кoнрaд. Фoтo: fie.ch

Oнa — oднa из сaмыx титулoвaнныx фexтoвaльщиц Укрaины, чeмпиoнкa Eврoпы-2004, a тaкжe чeмпиoнкa мирa-2003. Кстaти, eдинствeннaя в истoрии oтeчeствeннoй шпaги.

Нa пьeдeстaл нaши прeдстaвитeльницы в этoм видe oружия в пoслeдствии пoднимaлись: в 2009 гoду — Aнфисa Пoчкaлoвa, в 2014-м — Янa Шeмякинa, в 2017-м — Eлeнa Кривицкaя, нo выигрaть зoлoтo в личнoм пeрвeнствe пoкa бoльшe никoму из укрaинoк нe удaвaлoсь.

Пoслeдниe гoды Нaтaлью Кoнрaд мoжнo былo видeть нa этaпax «Дeтскoй лиги», кaдeтскиx/юниoрскиx сoрeвнoвaнияx, гдe выступaлa ee стaршaя дoчь Aнaстaсия, a тaкжe другиe учeники из «Фрaнцузскoгo лицeя», гдe oнa рaбoтaeт трeнeрoм.

Нa бoлee крупныx турнирax извeстнaя в прoшлoм шпaжисткa пoявлялaсь рaзвe чтo в кaчeствe пoчeтнoгo гoстя. Пoэтoму нoвoсть o тoм, чтo oнa вoзглaвилa сбoрную Укрaины (в прoшлoм oлимпийскoм циклe, нaпoмним, этoт пoст зaнимaл Гaрник Дaвидян), прoзвучaлa нeскoлькo нeoжидaннo.

O тoм, чтo спoдвиглo ee пoдaть свoю кaндидaтуру нa кoнкурс глaвнoгo трeнeрa, в чeм зaключaeтся фeнoмeн Oльги Xaрлaн, кaкoй дoлжнa быть кoмaндa в шпaгe, чтoбы пoбoрoться зa мeдaли в Тoкиo-2020, a тaкжe пoчeму oнa сaмa, будучи дeйствующeй чeмпиoнкoй мирa и Eврoпы, вынуждeнa былa пo тeлeвизoру смoтрeть Oлимпиaду в Aфинax-2004, Нaтaлья Кoнрaд рaсскaзaлa в интeрвью «СЭ». 

EЩE ПAРУ ЛEТ ПРИДEТСЯ ПOДOЖДAТЬ

— Вы тoлькo чтo вeрнулись с юниoрскoгo чeмпиoнaтa Укрaины, прoxoдившeгo в Никoлaeвe. Пo кoличeству учaстникoв, иx урoвню пoдгoтoвки oн выигрывaeт или прoигрывaeт в срaвнeнии с тeм врeмeнeм, кoгдa в тaкoм вoзрaстe фexтoвaли вы сaми?

— В тo врeмя, кoгдa я выступaлa, кaдeтский спoрт был eщe нe тaк рaзвит. Сeйчaс нaбoр нa фexтoвaниe стaл прoисxoдить в бoлee рaннeм вoзрaстe, пoявилaсь «Дeтскaя лигa» для спoртсмeнoв 10-13 лeт. Eстeствeннo, этo привeлo к увeличeнию числa учaстникoв нa кaдeтскиx и юниoрскиx чeмпиoнaтax. Пoэтoму срaвнивaть с тeм, чтo былo двaдцaть лeт нaзaд, нe oчeнь кoррeктнo.

Чтo кaсaeтся нeпoсрeдствeннo сoрeвнoвaний в шпaгe в Никoлaeвe, тo пeрвый турнир пoслe лета всегда непредсказуемый и очень хорошо показывает, кто в период каникул тренировался и прибавил в физической силе (в этом возрасте дети как раз очень сильно меняются). У мальчиков на пьедестале оказался только один юниор, а остальные трое — кадеты, в частности победитель Руслан Гасанов — 2001 года рождения из Харькова. Бронзовые призеры еще младше. При этом лидеры, такие как Назар Кожин и Максим Карюченко, которые в прошлом году представляли Украину на кадетских чемпионатах мира и Европы, проиграли за вход в 32.

Внутренняя конкуренция — это всегда хорошо, значит должен появиться результат и на международном уровне. Правда, пока рассчитывать на что-то мы можем только среди кадетов, по юниорам, где у нас получился определенный провал, что явно показал прошлый год, совсем молодым ребятам конкурировать с лидерами будет еще сложно, придется подождать год-два.

Что касается девочек, то здесь победу одержала София Слюсарева — 1999 года рождения из Киева. Да, раньше ее фамилию мы не особо слышали, но это потому что она несколько позже, чем другие дети начала заниматься фехтованием и по кадетам еще не могла показать результат. Девочка очень старательная, много работает, и продемонстрировала довольно неплохое фехтование в Николаеве.

— Вы достаточно успешно работали тренером в «Французском лицее». Ваши ученики регулярно поднимались на пьедестал в своих возрастных категориях. Что подвигло вас в начале этого олимпийского цикла участвовать в конкурсе на пост главного тренера сборной Украины?

— Сейчас мои ученики уже доросли до кадетского возраста, показывают неплохие результаты на детскихмеждународных соревнованиях. И хочешь — не хочешь, уже начинаешь сталкивать с вопросами по линии федерации и по формированию сборных. Хотя, честно признаться, для меня самой решение участвовать в конкурсе, получилось несколько неожиданным, еще год назад таких планов у меня не было. Но попав первый раз на заседание Национальной федерации фехтования Украины, так как мои ученики платят членские взносы и мы являемся ее членами, я была выбрана в Исполком. А там уже стал вопрос, кого рекомендовать на должность главного тренера сборной. У меня за годы в спорте сложился определенный образ человека, который должен занимать этот пост. Но среди тех кандидатов, которые планировались, под него никто не подходил. Не дотягивала до него, в принципе, и я, как мне казалось. Но раз такая ситуация возникла, почему бы не попробовать.

После окончания спортивной карьеры я какое-то время вообще не интересовалась фехтованием. За пятнадцать лет в сборной накопилась усталость, плюс семейная жизнь. Потом я начала тренировать детей. Но работать просто так мне было неинтересно, захотелось добиться результата. Когда он пришел, захотелось еще большего. В общем, так я и решила попробовать себя в роли главного тренера.

— Спортсмены рассказывали, что вы первый главный тренер, который после вступления в должность решил встретиться с ними непосредственно, а не вести диалог через старших тренеров по видам. Это часть того самого образа, о котором вы упоминали? Он, кстати, собирательный или имеет конкретное имя?

— Общение должно быть и со старшими тренерами, и со спортсменами. Нужно знать, как спортсмены живут, чем дышат, какие у них проблемы, а для этого с ними нужно вести диалог. Что касается образа, то он действительно собирательный. За мою карьеру сменилось три главных тренера — Сергей Владимирович Парамонов, Виктор Харитонович Быков и Вадим Маркович Гутцайт. А список тех специалистов, которые работали со мной непосредственно, еще более длинный. Мой самый первый тренер — Валентина Ивановна Ермакова, это она познакомила меня с фехтованием, когда я только пришла в ЦСКА.

Потом, когда я перевелась на шпагу, со мной начал работать Александр Гариевич Кудревич. Молодой специалист, который, я считаю, заложил основу и очень много мне дал именно в шпажном фехтовании. К сожалению, по каким-то непонятным для меня причинам он закончил свою тренерскую деятельность и мне пришлось перейти к другому специалисту, это был Павел Дмитриевич Яковенко. С ним я проработала семь-восемь лет, а последние два года тренировалась уже у Дмитрия Игоревича Рейзлина.

РАБОТАТЬ БЕБИСИТТЕРОМ БЫЛО НЕИНТЕРЕСНО

— Что из принципов работы предшественников вы взяли на вооружение, а что посчитали необходимым поменять, и насколько это вообще возможно в условиях, прописанных министерством?

— Министерство регламентирует вопросы обеспечения, но не подход к работе. Главное, обозначить цели на сезон, подготовить календарный план и следовать ему. Что касается изменений, то сама система подготовки по сравнению с тем временем, когда я была действующей спортсменкой, поменялась. Раньше у нас не было столько сборов заграницей, как сейчас.

А принципы? Один из основных, главный тренер не должен иметь привязанностей к отдельным спортсменам или видам оружия, его задача объединить всехдля достижения поставленной цели. По крайней мере, я так это вижу.

— А чему вас научила работа с в лицее? Насколько иной подход требуют к себе французские дети?

— В лицее учатся не только дети французов, но и наши, и от смешанных браков. Однозначно работа с ними многому меня научила. Даже если сравнить меня саму семь лет назад, когда я только начинала тренировать, и сейчас, то мое отношение поменялось. Опять же многое зависит от того, какие цели преследуются: это чисто спорт, или воспитание личности, или приятное время провождение. Изначально мне предложили просто показать детям, что такое фехтование, но через полгода так работать мне стало неинтересно, я же не бебиситтер. Я сказала, что нужно тренироваться не один-два раза в неделю, а два-три, а потом и четыре. А дальше я забрала все время, которое было необходимо, и начала работать на результат.

Вы спрашивали про французских детей, не стоит наверное обобщать, но в принципе для многих из них фехтование начинается как хобби. Кому-то оно действительно нравится и тогда он стремится добиться большего. У меня есть две ученицы, которые тренируются уже пять лет. Софи Шавиньи (2003 года рождения) попала в восьмерку на юниорском чемпионате Украины в Николаеве. Эмили Берниго была абсолютной чемпионкой «Детской лиги»-2015. Это явные претендентки в кадетскую сборную на следующий год, по крайней мере, если они будут и дальше показывать такие же результаты.

Но сейчас любому спортсмену, чтобы он продолжал тренироваться, нужно обеспечивать поддержку. А спортивные школы не финансируются настолько, насколько это было при СССР. Мы в свое время ни за что не платили, сейчас же практически весь детский спорт за счет родителей. Но даже если к тебе приходит ребенок из более-менее обеспеченной семьи, то скорее всего спорт для него закончится с окончанием школы, потому что дальше его отправят учиться заграницу.

ХАРЛАН — ЭТО ТАЛАНТ, КОТОРЫЙ УМЕЕТ ТРУДИТЬСЯ

— А как быстро и по каким признакам можно разглядеть в ребенке задатки будущей звезды фехтования?

— Ближе к кадетам, думаю, можно о чем-то таком говорить. Фехтование — очень сложный вид спорта. Активный и подвижный ребенок может показывать результат, но не потому, что он технически сильнее своих сверстников, просто он физически лучше их развит. Но это абсолютно не значит, что потом он действительно будет фехтовать. Ему будет чуть легче начинать учиться этому искусству, но не более.

— А можете вспомнить, когда вы впервые увидели на дорожке Ольгу Харлан? В какой момент вы поняли, что перед вами звезда мирового масштаба?

— Когда я первый раз увидела Олю Харлан, она была уже сложившейся спортсменкой. Она пришла в сборную, когда я уже заканчивала карьеру. В то время мы даже не пересекались. Естественно, я наблюдала по телевидению все ее доблестные победы, но лично мы познакомились только на чемпионате мира в Москве-2015. Олядействительно очень талантлива, работает с сумасшедшей отдачей, имеет врожденный сильный характер. В общем, в ней есть все, что нужно для фехтования, плюс она сама очень много усилий прикладывает.

— А что именно подразумевается под словом талант в фехтовании, и одинаков ли он для всех видов оружия? Ольга Харлан была бы такой же успешной, если бы ей волей случая в детстве попала в руки не сабля, а шпага? 

— Так как фехтование — сложно-координационный вид спорта, чтобы добиться в нем успеха, должно сочетаться очень много факторов. Первый, и, наверное, все-таки самый важный, это психологический, как человек может себя проявить в экстренной ситуации. Чисто технические вещи — это наработки, результат многолетнего повторения. В принципе, научить колоть можно кого угодно, но в какой момент использовать тот или иной прием, как справиться со своими эмоциями — того, кто находит ответы на эти вопросы, и можно считать талантом. Это только со стороны кажется, что когда спортсмен на дорожке кричит на кураже, то он не испытывает страха. На самом деле каждый перед каждым стартом имеет внутренние переживания, и чтобы с ними справиться, нужен характер.

Я думаю, что и в шпаге Харлан с ее характером была бы достаточно успешной. Просто у нее не было бы настолько стабильных результатов в силу специфики этого вида оружия, в котором круг претендентов на медали значительно шире, чем в сабле.

— Харлан непросто дался минувший сезон, точнее та его часть, которую она провела на дорожке, восстановившись после операции. Олег Штурбабин, старший тренер в женской сабле, в интервью нашему изданию накануне чемпионата мира говорил, что в стопроцентной готовности мы сможем увидеть нашу ведущую саблистку только в следующем сезоне, хотя это не значит, что она сейчас не способна выигрывать. А чего вы ожидали от нее на главном старте сезона после ряда неудач?

— Когда на соревнованиях эта спортсменка делает один-два удара, ты уже понимаешь, что ее уровень очень высок: мышление, скорость принятия решений, технический арсенал. Естественно, от нее все ждут результата. Но так как в фехтовании, повторюсь, очень важна психология, случаются неприятные сюрпризы: где-то забоялся, где-то не так подошел к сопернику. Но в общем, когда ты видишь Харлан на дорожке, то понимаешь, что остальные спортсмены фехтуют на все сто, как могут, а она, может еще больше. Это сложно объяснить, но для профессионалов это очевидно.

БЕЗ ШЕМЯКИНОЙ ПРЯТАТЬСЯ СТАЛО НЕ ЗА КОГО

— Для Ольги Харлан золото Лейпцига было уже 14-й наградой мировой пробы, Елене Кривицкой до этого только раз удавалось подниматься на пьедестал чемпионата мира в Москве-2015. И все ее успехи ранее были связаны преимущественно с командой. Почему, на ваш взгляд, ей раньше не удавалось себя реализовать в личных соревнованиях?

— Прежде всего хочу сказать, что медаль Кривицкой на чемпионате мира была абсолютно заслуженной! Но, во-первых, есть такое понятие как звезда, а есть очень хороший сильный спортсмен. Во-вторых, опять же это шпага, где круг претендентов на медаль очень большой. Кривицкая несколько раз за свою карьеру останавливалась в шаге от пьедестала, в частности за месяц до чемпионата мира на чемпионате Европы в Тбилиси. Она там проиграла за вход в четверку на приоритете и это был не первый такой случай. Это в продолжение разговора о том, как кто с собой умеет справляется. Когда человек ведет два-три укола и за пятнадцать секунд проигрывает бой, вопрос, как вы понимаете, не в том, что он технически чего-то не умеет, это психология.

— Этот сезон очень здорово начинался для подопечных Андрея Орликовского. Две личные награды Фейби Бежуры в Кубке мира, две командные — бронза в Таллине, золото в Сучжоу, а потом было еще третье место Ксении Пантелеевой и победа нашего квартета на Универсиаде в Тайбэе. Насколько неожиданно для вас было то, что украинские шпажистки стали добиваться таких результатов даже без ушедшей в декрет Яны Шемякиной. И почему, на ваш взгляд, им не удалось развить успех на главных стартах сезона — чемпионатах мира и Европы?

— Для меня не стали неожиданностью такие результаты в начале сезона. Думаю, раньше девочки не до конца себя реализовывали, потому что подсознательно понимали, что за спиной у них есть такой лидер, как Яна Шемякина. Она может вытянуть встречу. А с ее уходом оставлять решение этой задачи стало не на кого, каждая выкладывалась на все сто и команда стала очень хорошо себя проявлять. Неудачная встреча в 1/8 с Польшей на чемпионате мира, а также в четвертьфинале чемпионата Европы с Румынией, у которой мы в принципе должны были выигрывать, не говорит о том, что команда у нас не сильная. Просто это спорт!

У нас сейчас подобрался ровный состав, что очень важно для шпаги, плюс еще несколько человек в запасе. Это вчерашние юниорки, которые сейчас набирают темп, им нужен годик-полтора, чтобы получить опыт и они также смогут составлять конкуренцию на международном уровне. Кстати, на днях украинская команда, в которой помимо Фейби Бежуры и Елены Кривицкой, было две молодые спортсменки — Инна Бровко и Влада Харькова, выиграла чемпионат мира среди военнослужащих (CISM). А там было с кем пофехтовать, основным составом приехала Италия, выставили сильные команды Польша и Россия.

— Можете сравнить нынешнее поколение наших шпажисток с тем, которое было в ваше время (я имею в виду Аллу Миронюк, Анну Гарину, Викторию Титову, Еву Выборнову). Если бы вы встретились на дорожке, как думаете, кто бы победил?

— Сложно сказать, нужно перенести это время в то, чтобы все тренировались и были в одинаковой форме. К тому же, по моему мнению, шпажное фехтование, очень поменялось с тех пор, как мы закончили. Оно ускорилось. Все-таки в наше время это был молодой вид оружия, его открыли только в начале девяностых. И первые пять-шесть лет на шпагах фехтовали бывшие рапиристки, а это своя специфика, очень много разыгрывались фразы. В начале 2000-х акцент сместился в сторону темпа, скорости и роста. А сейчас ко всему этому вновь стала возвращаться фраза. Если бы наше поколение встретилось с нынешним на дорожке? Конечно, мы бы выиграли. (Смеется). Но, если честно, то однозначно ответить на этот вопрос я не могу.

СНАЧАЛА ЯПОНЦЫ УЧИЛИСЬ У НАС, А ТЕПЕРЬ МЫ У НИХ

— Если шпага, как мужская, так и женская у нас сегодня в фаворе, то рапира отстает. Может ли стать двойной успех на Универсиаде в Тайбэе началом нового периода, или он останется таким же проблеском, как бронзовые медали Андрея Погребняка на чемпионате Европы-2008 и Ростислава Герцика — на «мире»-2013?

— Конечно, очень хочется верить, что это будет прорыв. Честно скажу, я последние два-три года не видела живьем ни рапирные, ни сабельные команды (все время уходило на работу с детьми в шпаге), только по телевидению и сухие результаты. В марте этого года я специально поехала на чемпионат Европы (U-23) в Минск, чтобы посмотреть, как они выглядят. Потому что украинские соревнования — это одно, а когда ты имеешь возможность сравнить уровень наших спортсменов с другими командами, какая скорость, какие новшества, почему мы им проигрываем, это совсем другое.

В Минске украинские рапиристы в плане результата ничего не показали, но мне они понравились. Они достойно фехтовали, не выглядели будто какие-то инопланетяне в сравнении с другими командами. Я считаю, что их результаты немножко занижены для того, как они смотрятся на дорожке. Многие ведут бой, и просто не могут его закончить выигрышем. Почему? Надо разбираться.

После взрослого чемпионата Европы в Тбилиси я только утвердилась в своем мнении. Там тоже результата, такого как хотелось, не было. Но ребята очень достойно фехтовали с той же Италией. Проиграли только в последнем бою, а это значит, что они таки могут составлять конкуренцию сильным командам. Сергей Гаравский, считаю, правильно работает, он очень заинтересован в успехе своих подопечных, полностью отдается работе с ними. Будем разбираться, что нужно изменить в подготовке, чтобы появился желаемый результат. Возможно добавим международных сборов, чтобы наши спортсмены чаще видели других бойцов, фехтовали с ними.

— В женской рапире, насколько я понимаю, ситуация посложней, иначе в этом году не случился бы прецедент, что мы даже не нашли кого отправить на чемпионаты мира и Европы.

— Да, это был большой вопрос, почему наши рапиристки не выступали ни в Лейпциге, ни в Тбилиси. На самом деле потому что на сегодняшний день команды в этом виде у нас просто нет. Ольга Лелейко — достаточно возрастная спортсменка. Если она будет продолжать фехтовать в ближайшие пару лет, то она все равно останется сильнейшей в Украине. Но стоит ли делать на нее ставку на международном уровне, может ли она там показать результат, который нас интересует? Ответ —  скорее всего нет, потому что у каждого человека есть свой предел. Двое спортсменок (Александра Сенюта и Екатерина Ченцова — Прим.А.С.) ушли в декретный отпуск.

А за ними — только кадеты. Но их слишком рано ставить в команду на чемпионаты мира и Европы. Они должны хотя бы среди юниоров утвердиться. Но я надеюсь, что с этого года ситуация постепенно будет налаживаться. Ченцова и Сенюта вернуться, кадеты и юниоры год-два и подрастут технически и физически тоже. Азарта им не занимать, а страха, который может быть у взрослого спортсмена ближе к концу карьеры, еще нет.

— Почему на ваш взгляд, именно рапира сильнее всего сдала позиции в Украине?

— Очень много наших специалистов уехало заграницу. А ведь для того, чтобы был результат, должен работать не только старший тренер, должна вестись подготовка и на местах. Сейчас за кадетскую и юниорскую команды у нас отвечают совсем молодые люди, но я считаю, пусть это лучше будет молодежь, которая стремится работать и развиваться, чем люди в возрасте, которые уже ничего не хотят и не успевают следить за постоянно меняющимися тенденциями в мировом фехтовании. Тому, кто горит желанием, нужно давать возможности, и он обязательно научится, я так считаю.

В продолжение разговора об оттоке наших кадров, хочу отметить, что даже тренеры, которые у нас в свое время считались вроде бы посредственными, добились немалых успехов, работая заграницей. Смотришь, победитель кадетского чемпионата мира американец, за ним стоит наш тренер, японец — и с ним тоже работает представитель Украины. Олег Мацейчук, который как раз и тренирует японскую сборную, всегда открыт для сотрудничества, приглашает наших рапиристов на сборы, и когда сюда приезжает, тоже им помогает, с радостью делится своим опытом. Проблема в том, что мы, конечно, не можем в некоторых вещам сравнивать с Японией. Там совсем другое обеспечение, другой подход, кроме тренера по фехтованию, есть еще два отдельных специалиста по реабилитации и ОФП. Плюс много других, казалось бы, мелочей, но они тоже влияют на результат.

Хотя национальная сборная у нас в принципе довольно неплохо финансируется, но ведь туда приходят не из ниоткуда, а из кадетов и юниоров, а вот с их обеспечением уже проблемы. В общем, если сравнить сколько вкладывает наше государство в развитие фехтования в целом, и сколько другие страны, и перевести все это в результаты, то получится, что наши спортсмены показывают гораздо больше, чем в них вкладывают.

В ЛЕЙПЦИГЕ СЕРДЕЧКО СТУЧАЛО ТАК, БУДТО Я САМА ФЕХТОВАЛА

— В этом году после длительного перерыва у вас вновь была возможность окунуться в атмосферу больших соревнования, правда, уже в новом качестве. Не знаю уместно ли здесь слово мандраж, поэтому спрошу просто, что это были за ощущения, когда по прошествии десяти с лишним лет вы снова оказались на чемпионате мира?

— На самом деле я еще была на чемпионате мира в Москве-2015. Туда также прилетела Аня Гарина из Америки. Мы давно не виделись, была очень приятная встреча, плюс супер эмоции от самих соревнований, они для украинской сборной тогда получились удачными. Должна сказать, что сейчас чемпионаты мира проводят очень красиво, совершенно не так, как в 2003 году, когда я победила в Гаване. Думаю, это добавляет участникам куража, и создает ощущение праздника.

Когда наши спортсмены фехтовали в Лейпциге, не могу сказать, что прям во всех боях, но у меня был и мандраж, и сердечко стучало так, как будто я сама на дорожке стою. На самом деле смотреть со стороны гораздо тяжелее, чем фехтовать. Я это поняла, еще когда мои ученики из лицея стали ездить на соревнования, а теперь все сборники — это тоже в какой-то степени мои ученики, по крайней мере, я несу за них ответственность.

— А эта самая ответственность за них и за результат на вас не давила на чемпионате Европы, где вплоть до предпоследнего дня в украинской копилке было пусто и наша страна, если бы не серебро шпажистов, рисковала остаться без единой медали континентальной пробы впервые с Больцано-1999?

— Конечно, было очень обидно проигрывать в тех видах, в которых мы могли рассчитывать на пьедестал. Я сейчас говорю не про заблаговременный медальный план, а про то, как развивались события, когда «ступень» уже была позади, мы видели сетку и понимали, кто с каким соперником будет фехтовать. С Толиком Гереем непонятная ситуация произошла (в 1/8 финала ведя 13:9, за первые 23 секунды заключительного периода он получил шесть уколов в один фонарь от итальянца Паоло Пиццо и проиграл — 13:15 — Прим.А.С.). Лена Кривицкая была рядом с пьедесталом. Оля Харлан впервые за много лет осталась без награды. Конечно, все это расстраивало, но это спорт! И одну медаль мы итоге все-таки завоевали.

— Шпажисты, которые своим серебром спасли тогда престиж украинского фехтования, уступили в финале России и ей же в последствии проиграли поединок за вход в четверку на чемпионате мира в Лейпциге. Хотя до этого с российской командой у подопечных Владимира Станкевича была очень хорошая статистика: они выиграли на чемпионате мира-2015, на Олимпиаде-2016, на Кубке мира-2017 в Париже, причем, заканчивал там Анатолий Герей. Что не получилось в этот раз?

— Здесь, как всегда, была тактическая борьба. Я думаю, что россияне нас просчитали. На самом деле тактическая установка была одинаковой, что у нашей команды, что у соперника. Но первые два укола разыграли не в нашу сторону. А когда тебе приходится догонять, это всегда сложнее. Да, мы также проигрывали и на чемпионате мира в Москве. Тогда получилось догнать, сейчас — нет. Помимо этого, нельзя всегда все на одного человека оставлять, пусть даже это человек с очень сильным характером, я имею в виду Богдан Никишин. Он перед этим вытянул такую же встречу с чехами — за вход в двойку на чемпионате Европы. Он — молодец, но каждый раз так быть не может.

— В прошлом сезоне в украинской команде продолжали фехтовать опытнейшие Богдан Никишин и Максим Хворост, по словам Владимира Станкевича, возможно, еще вернется на дорожку Дмитрий Карюченко. Но какой, на ваш взгляд, должна быть кадровая политика на ближайшие четыре года, чтобы украинская команда подошла во все оружии к Токио-2020?

— Это большой вопрос! Я считаю, нужно привлекать молодых. И такая политика должна быть не сейчас, об этом говорилось еще пять-шесть лет назад. Да, в юниорском фехтовании у нас сейчас провал, но возле сборной как раз есть несколько человек, это тот же Володя Станкевич, Ян Сыч, Роман Свичкарь, Юрий Тараненко. Но этих бойцов надо уже сейчас ставить на командные встречи, чтобы они росли, чтобы чувствовали это напряжение, этот ажиотаж, и могли проявить себя. Конечно, это займет довольно много времени, но сейчас еще не поздно начать.

В любом случае предпринимать что-то надо. Потому что с тем фехтованием, которое демонстрирует на сегодняшний день Максим Хворост, на него сложно рассчитывать как на командного бойца. Хотя по техническим и физическим данным он на две-три головы выше, чем те результаты, которые он показывает. К Богдану Никишину вопросов нет, ни в психологическом плане, ни в техническом, но он возрастной спортсмен, и его преследуют травмы. Сейчас на чемпионате мира среди военнослужащих команда фехтовала без него и проиграла в первой же встрече с крупным счетом.

Согласна, что экспериментировать с составом в ущерб результату тоже нельзя, потому что это чревато тем, что мы опустимся в рейтинге, но постепенно включать в команду одного, может двух, молодых ребят все-таки надо. Перед начало сезона мы будем говорить об этом со всеми старшими тренерами. Надо пробовать, пока еще есть время перед стартом олимпийского отбора.

— А что будет пробовать мужская сабля, результаты которой в этом сезоне упали даже по сравнению с предыдущими годами?

— Там сложнее, потому что нет скамейки запасных, максимум шесть человек и больше не набирается. Командной сабли у мужчин не было в программе Рио-2016. А на чемпионат мира, который проводился в тех видах, которые не попали на Олимпиаду, украинские саблисты не поехали. А там разыгрывалось большое количество очков. Они опустились в рейтинге и получалось, что весь прошлый сезон встречались за вход восьмерку с Россией. Иногда одним ударом проигрывали, иногда много. Сейчас рейтинг обновился, посмотрим, как они будут выступать в новом сезоне.

ПОСЛЕ ТОГО, КАК Я НЕ ПОПАЛА НА ОЛИМПИАДУ, ПРАВИЛА ИЗМЕНИЛИ

— Можете продолжить фразу: чтобы стать олимпийским чемпионом по фехтованию, нужно…

— Первое, это должна быть твоя цель, ты должен этого очень сильно хотеть. Второе, много работать.Третье, тебе должна сопутствовать удача. Потому что претендентов всегда много, а выигрывает только один. Причем, это вовсе не означает, что спортсмены, которые заняли третье, пятое, десятое места, слабее его. Честно признаться, этот перечень можно продолжать еже долго, очень много факторов должно совпасть, чтобы человек выиграл олимпийское золото.

— Для любого другого вида спорта то, что действующий чемпион мира и Европы не попадает на Олимпиаду, показалось бы нонсенсом. Как произошло, что вы, выиграв мировое золото Гаваны-2003 и европейское Копенгагена-2004 вынуждены были по телевизору смотреть Игры в Афинах?

— Я попала в экспериментальный год. Именно перед Афинами убрали вайлд-кард для чемпиона мира и при этом не поменяли систему начисления очков. На следующую Олимпиаду, проанализировав то, что произошло в том числе и со мной, Международная федерация фехтования, дала чемпионату мира коэффициент три, то есть он стал приносить спортсменам в три раза больше очков. Если бы такие правила действовали в мое время, я бы попала на Олимпиаду. Но что об этом сейчас говорить. На самом деле надо было просто лучше выступать на других международных соревнованиях.

— Наверное, уйти на победной ноте мечтает каждый спортсмен, но вы сами никогда не жалели, что не остались еще на один цикл и не попытали счастье в Пекине-2008?

— Были такие мысли, я закончила в 2005 году. Хотя не собиралась, так сложились отношения с руководством и в команде, что я приняла решение уйти из спорта. Да, потом, конечно, хотелось фехтовать, даже сейчас, хочется, когда я смотрю как выступают другие. Это поначалу, как я уже говорила, чувствовалась усталость. К тому же мне было чем заняться и без спорта. В 2007-м я родила вторую девочку.

— Скажите, что помимо медалей у вас осталось на память о том времени, когда вы сами фехтовали: маска, костюм, шпаги?

— Практически все осталось. Мои старые шпаги наконец-таки старшая дочка доломала, в маске я даю уроки детям. Костюм еще где-то должен быть, иногда даже возникает желание его надеть.

ЗОЛОТО ЧЕМПИОНАТА МИРА МОЖЕТ СРАВНИТЬСЯ ТОЛЬКО С РОЖДЕНИЕМ ДЕТЕЙ

— Сейчас в интернете можно найти видео практически с любых соревнований, а записи ваших боев на чемпионате Европы-2004 и мира-2003 сохранились?

— У меня есть запись с Кубы. А вот с европейского чемпионата не осталось не то чтобы видео, даже ни одной фотографии не удалось найти.

— Что в первую очередь вспоминается, когда заходит речь о двух самых успешных в вашей карьере турнирах?

— Победа на чемпионате Европы была не такой яркой. А вот золото чемпионата мира по эмоциям я могу сравнить только с двумя событиями в моей жизни — рождением детей. Это состояние сумасшедшей радости. Я долго занималась фехтованием, и больших личных успехов у меня до этого не было. То, что я чувствовала, когда стала чемпионкой мира, словами передать невозможно.

— Финальный поединок против француженки Морин Нисима и сейчас можете вспомнить в мельчайших подробностях?

— Конечно, я выиграла у нее на приоритете одним уколом. Два сезона перед этим абсолютно все свои поединки на международных соревнованиях я проигрывала одним уколом на приоритете. Этот приоритет для меня уже был просто как истерика. И у меня на этот случай уже было заготовлено определенное решение: я должна была сразу идти в атаку, не давая себе возможности подумать. Это опять же психологический момент: начинаешь думать, разыгрывать, можешь засомневаться. На чемпионате мира, как только судья дал команду, я, как и планировала, бросилась в атаку, но загорелся дубль. Думаю: «Нет, это же все по новой, опять испытание». Но в следующей фразе я все-таки нанесла укол в атаке. 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.