От «АК-47″ до «Сайги». Беседа с легендарным дизайнером

8-10 aвгустa 2001 гoдa в Ижeвскe сoстoялaсь выстaвкa-ярмaркa «Рoссийскиe oxoтничьe-спoртивныe» (РOСТ-2001). Eгo пoпулярнoсть в знaчитeльнoй стeпeни спoсoбствoвaлo учaстиe знaмeнитoгo сoздaтeль сaмoй рaспрoстрaнeннoй в мирe aвтoмaт «AК-47″, прeзидeнт Сoюзa рoссийскиx oружeйникoв, гeнeрaл-лeйтeнaнтa М. Т. Кaлaшникoвa. Рaзгoвoр Eгo Кaшубы, aккрeдитoвaнныx нa выстaвкe, лeгeндaрный дизaйнeр прeдлaгaeм внимaнию читaтeлeй.

— Миxaил Тимoфeeвич, eсть мнoгo вeрсий, связaнныx с пoявлeниeм принципиaльнo нoвoгo типa aвтoмaтичeскoгo oружия, нoсит eгo имя. Сoглaснo oднoй из ниx, рoждeниe «AК-47″ — рeзультaт oзaрeния, пoсeтившeгo oднaжды, юный сeржaнт-фрaнтoвикa. И, xoтя иx зaмeчaтeльныe книги «Oт чужoгo пoрoгa дo Спaсскиx вoрoт», «Я с вaми шeл oднoй дoрoгoй» вы пoдрoбнo рaсскaзaли, кaк былa, вeрсии прoдoлжaeт жить. Рaсскaжитe, пoжaлуйстa, o свoeй рoдoслoвнoй, o тoм, кaк, кoгдa у вaс eсть тягa к «жeлeзкaм», и сдeлaл свoe кoнструктивнoгo вeны?

— Рoдилaсь и вырoслa я в бoльшoй крeстьянскoй сeмьи нa Aлтae, в пoсeлкe Курья. Увлeчeниe тexникoй нaчaлoсь в гoды дeтствa. Кoгдa в руки пришeл, либo нeиспрaвный мexaнизм, для мeня нaступaлo скрытый время исследования. Довольно долго мучился над идеей создания… вечного двигателя. Но многие могут сделать, если ты живешь в несколько десятков километров железной дороги, а каждую «железяку» нужно просить, выменивать или покупать?

По сравнению с нашей села депо на станции Матай в Казахстане, где я работал до призыва в армию, казалось, настоящий технический рай. Результат общения с машинистами, токарями, слесарями стал более пристальный интерес к технологии, рождение желание сделать что-то самостоятельно.

Укреплению этого интереса и желания способствовала служба в танковых войсках. Осенью 1938 года я был призван в армию. Чрезвычайных проходил в Киеве особый военный округ. Мы определили в исследовании компании механиков-водителей танков. Во время практических занятий вождения я обратил внимание на неудобства при стрельбе из пистолета ТТ (Тульский Токарева), который тогда только что вооружили танкистов. Мне удалось сделать «приспособку», что позволило стрелять через щель в башне более удобно и справедливо.

Моя тяга к «железкам», мои робкие попытки что-то конструировать быстро разглядел командир роты. По его совету я поступил в проводившийся в части конкурс на создание инерционного счетчика для учета фактического количества выстрелов из пушки. Мне удалось сделать такой счетчик, который получил высокую оценку специалистов.

Позже, я был очарован идеей создания устройства для крепления работы танкового двигателя под нагрузкой и на холостом ходу. Предложение участвовать в конкурсе по разработке этого устройства я читал на pop-up в нашем полку есть специальный стенд, на котором регулярно подходят материалы с тематикой проблем, предлагаемых для решения войсковым изобретателям и рационализаторам.

И снова на помощь пришел командир роты. Он получил разрешение для меня, чтобы работать по вечерам, мастерские полка. Тестирование устройства на танк нашего экипажа дали положительный результат. Затем, счетчик в действии проверил лично командир полка и приказал отправить устройство на суд окружных специалистов. Как мне стало потом известно, об устройстве сообщили командующего войсками округа генерал армии Г. К. Жукова. Он дал команду, чтобы создатель счетчика прибыл к нему.

— Наверное, немного осталось людей, которые еще в предвоенные годы встречался с Георгием Константиновичем, будущий Маршал Победы. Тем ценнее их свидетельства. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой встрече.

— Не без робости я вошел в кабинет генерала, героя Халхин-Гол. Когда сообщить о своем прибытии, голос сломался. И, видимо, заметив мое состояние, Георгий Константинович улыбнулся. Исчезла суровость с его широкого лица, подобрел взгляд.

Командир никого не было в офисе находились несколько генералов и офицеров. Все они внимательно знакомились с чертежами и самим прибором.

— Я хотел бы послушать вас, товарищ Калашников, — повернулся ко мне Жуков. — Расскажите о принципе действия счетчика и его назначении.

Таким образом, впервые в жизни приходилось докладывать столь представительной комиссии о его изобретения. Часто для последующих более чем пятьдесят лет конструкторской деятельности приходилось мне защищать созданные образцы, отстаивать свои позиции, драться за воплощение дизайн идей в жизнь, иногда быть и битым. А этот первый доклад, сбивчивый, не совсем связанный логически, врезался в память на всю жизнь.

Когда я закончил объяснение, командующий подчеркнул, что устройство, оригинальный дизайн и, несомненно, позволит с большей точностью контролировать моторесурс танка двигателей. А это, в свою очередь, поднимет культуру эксплуатации техники, даст возможность эффективнее вести борьбу за экономию горючего и смазочных материалов. Что сказать, оценка была высокой.

После беседы с командиром я был направлен в Киев, харьков, техническое училище. В мастерских училища предстояло изготовить два опытных образца прибора и подвергнуть их всестороннему испытанию на боевых машин. В короткий срок задание было выполнено.

И, опять же, встреча с Жуковым, уже после завершения испытаний. В то время, она была намного короче первой. Командир поблагодарил меня за инициативу и объявил о награждении ценным подарком — часами. Сразу же отдал распоряжение командировать красноармейца Калашникова в Москве. Мне предписывалось убыть в одну из частей Московского военного округа, на основании которых были проведены сравнительные испытания устройства. Испытание было представлено четыре или пять образцов.

Конечно, в своих поисках свободного или невольного «крестный отец», я не раз потом мысленно возвращался к личности Георгия Константиновича Жукова… Да, были и до встречи с ним, тех, кто помогал нам, поддерживал, чем мог, но благословил его, и, действительно, Георгий Константинович. Именно с момента встречи с ним имели место в моей жизни такие большие перемены: я, солдат срочной службы, незадолго до начала войны встал на нелегкий путь конструирования.

— И как дальше развивались события?

— Прибор, представленный мною для сравнительных полевых испытаний, выдержал с честью, достойно прошел сквозь сито оценок придирчивых военных специалистов и был рекомендован для серийного производства.

Распоряжением начальника главного бронетанкового управления красной армии меня командировали на один из ленинградских заводов, где счетчик после отработки рабочих чертежей предстояло запустить в серию.

Первый заводской образец мой счетчик прошел лабораторные тесты. В Главное бронетанковое управление ркка отправили документ, подписанный главным конструктором завода. Завершался документ таким заключением: «Основываясь на простоте конструкции предложенного t. Калашниковым прибора и на положительных результатах лабораторных испытаний, завод в июле текущего года, отработает рабочие чертежи и изготовит десять прототипов для военных испытаний с целью внедрения на спецмашины». К сожалению, тесты не состоялись. Документ был подписан 24 июня 1941 года — через два дня после нападения Германии на Советский Союз. Начала Великой Отечественной войны.

— Таким образом, от идеи создания машины, которая приближается, имеющие определенные конструкторским опытом. И что вас побудило взяться именно автомат, когда и при каких обстоятельствах это произошло?

— Через несколько дней после начала войны я был в армии. Правда, чтобы добраться до полка мне не удалось. Пришел в другой стороны. При формировании экипажей я был назначен командиром танка, приказом по части, получил звание старшего сержанта.

Но бороться пришлось долго. В начале октября я был тяжело ранен в одном из многочисленных домов отдыха под Брянском. После этого в течение нескольких месяцев в больнице, около месяца в Трубчевске, а затем в Ельце. Естественно, больно часто заводили разговоры о оружие. Сравнить наш и немецкий. Они сказали, что мы ППД и ППШ не хуже «шмайсеров», но в нашей стране мало. Большинство сходились во мнении: хорошо бы иметь и более совершенный автомат. Эта идея постоянно занимал мое воображение, и на основе собственных впечатлений о первых боях. Я создал специальный блокнот, в который начал записывать выводы нашей «дискуссии» об оружии, делать наброски, чертежи. Можно сказать, что я действительно болен, идея создания своего образца автоматического оружия.

В больнице библиотеки, нашел несколько интересных книг. Среди них два тома «Эволюция стрелкового оружия» В. Г. Федорова. Читал, сопоставлял, анализировал, чертил. Очень помогли мне советы, лейтенант-десантник, до войны работавший в каком-то НИИ. В дискуссии с ним я «понимаю» на части известные мне наших оружейников Федорова, Токарева, Симонова, Шпагина.

Постепенно, питание моя заветная тетрадка, мне казалось, что настало время, когда уже может быть предназначен для выполнения в металле.

Но раны мои заживают медленно. Руки действовали плохо. Я был полностью сломал левое плечо осколком брони, отлетевшим внутри бака, после прямого в нем. Делая все то, что было в их силах, доктора приняли решение из госпиталя меня, чтобы написать и отправить на долечивание домой в отпуск. Это меня, конечно, расстроен. Я хочу на фронт.

Собрав свои немудреные солдатские пожитки, бережно завернул в газету заветную тетрадку сели на поезд, чтобы пойти в их дом, Курью. Но в поезде стали одолевать мысли: а как же с воплощением намерения в металл, в конце концов, в небольшой деревне об этом нечего было и думать. Согласен с решение: ехать в Матай. Там, в паровозном депо, я узнал все то, что так поздно пригодилось в армии. Там мои старые товарищи, там друзья-мастера, настоящие умельцы. Они поймут меня и помогут справиться с почти непосильной задачей, которую я перед вами поставил.

— И в какой степени оправдались ваши надежды?

Вероятно, сказанное мной, кто-то расценит как декламация. Но то, как отреагирует на мой план, в депо, а впоследствии и в других местах, справедливо рассматривать как подтверждение того, что вся страна, весь народ в годы войны были руководствоваться лозунгом: «Все для фронта, все для победы!» Начальник депо, чье имя счастливое совпадение, кроме того, был Калашников, он согласился мне помочь, не отрывая людей от основного дела. Каждый был загружен до предела. Многие даже в магазинах, на верстаках, на паровозах ночевать, потому что время на дорогу домой не тратить.

Разрешения начальника депо делать в мастерских «секретное» оружие в тяжелый момент было эквивалентно фактов.

Вы можете себе представить, с какими трудностями пришлось мне и моим добровольным помощникам — механик, токарям, фрезеровщикам, электрогазосварщикам, технический персонал экскурсионного бюро. В конце концов, даже в крупных специализированных предприятий создание нового типа оружия связан с решением многих проблем, и занимает этот процесс, как правило, в течение многих лет. И я работал в железнодорожных мастерских, оборудования который предназначен совершенно для других целей.

Но, как сказал мой любимый поэт. Г-н. А. Некрасова: «Воля и труд человека дивное диво творят». А если учесть, что наша воля была основана на стремлении внести свой вклад в победу над нацистами, будет понятно, как нам удалось в три месяца, чтобы сделать модель автомобиля.

Местные военные мне удалось получить несколько сотен патронов. Я испытал автомат сразу в комнату, где собраны. Поставили большой ящик с песком и… наш первенец «говорил». Нашему ликованию не было предела.

Но мы понимаем, хотя, как оказалось, не до конца, что между опытом и серийный модель на большие расстояния.

— Какие самых основных шагов, это расстояние вы хотите, чтобы отпраздновать?

— Об этом подробно говорил в моих книгах. В рамках журнального интервью можно назвать несколько.

Из Матая меня командировали в Алма-Ату. Здесь появилась возможность изготовить более совершенный образец в учебных мастерских Московского авиационного института, эвакуированного в столицу Казахстана. Образец был представлен А. А. Благонравову — большой ученый в области огнестрельного оружия. Это был поворот дороги в моей биографии: ученый одобрил работу изобретатель-самоучка. Отзыв открыл мне путь к профессиональной конструкторской работе. Меня командируют в Главное артиллерийское управление (ГАУ), а оттуда — в Центрального научно-исследовательского полигона стрелково-места оружия. Здесь моя работа, не признали сразу. Пришлось ехать в Ташкент, чтобы завершить свои доказательства, и только после нескольких обнадеживающих результатов тестирования конкурса, в том числе и с участием образцов, представленных Ф. В. Токаревым и Г. Симоновым, который я отношу к числу своих учителей и наставников, мы определили в отдел проектирования полигона, хотя я остался в соединенных штатах, отдел изобретательства Наркомата обороны.

Идет 1945-й победитель года. Я начал работать над автоматическим оружием под патрон образца 1943 года. В конце концов, было так: автомат удовлетворила все требования программы испытаний. Комиссия рекомендовала для принятия на вооружение Советской Армии под названием «7,62 мм автомат системы Калашникова АК-47″.

В 1948 году меня командируют на мотозавод в город Ижевск, где было намечено освоение и изготовление войсковой партии автоматов. Через полгода был переведен в более крупное предприятие — Ижевский машиностроительный завод, с которым связана вся моя последующая жизнь и работу до сих пор.

— На основе автомата создали целое семейство охотничьего оружия. Расскажите, пожалуйста, когда это началось и с чем это связано?

— Гражданская, если можно так сказать, история автомата Калашникова началась в семидесятые годы, когда специально для отстрела сайгаков на базе автоматизированных изготовлен карабин «Сайга» под патрон 5,6×39. Позже появились другие ружья, в том числе, «Сайга-9″ под патрон калибра 9 мм

В середине 90-х автомат положил начало нарезному 7,62 мм карабину и семейство самозарядных гладкоствольных пистолет для патронов калибра 410, 20, 12. Они пользуются спросом у нас и за рубежом. Может быть, здесь уместно вспомнить поговорку: «Нет худа без добра». Выпуск охотничьего оружия завод пытается компенсировать резкое снижение заказов на боевое оружие.

— И, в заключение, Михаил Т., о ваших персональных данных, касающиеся охоты и рыбалки.

— Признаю, грешен: страстный и тем, и другим. Больше охота и рыбалка зорек встретились, конечно, в Москве, возле Татарстан. Но я трофеи и в других географических широтах, и не только на внутреннем рынке.

Я расскажу вам об охоте, из категории экзотических. В ноябре 1997 года, я проснулся в стране, расположенной в южной части Африканского континента. Визит был организован кейптаунской фирмы «Собурбан Ганз» — лидер и оптовый продавец российского оружия малого калибра.

По завершении деловой части визита, я был приглашен на охоту. До начала охоты я не знал, что зверя или птицу, мы будем охотиться. И только тогда, когда мне вручили нарезной самозарядный карабин, понял, что охота будет серьезная.

Нам объявили, что должны стрелять антилоп рибок. Лицензий, второй, третий зверь убивает строго запрещено. Право на первый удар дал мне. Покрыты очень гладким местный охотник.

Три или четыре безоружных охотник с шумом выгоняют из лесочка стадо антилоп в нашу сторону. Как красивы движения это стая! Вот они во весь опор несутся к нашей позиции. Их более десятка. Расстояние сокращается очень быстро. Я на такой охоте первый раз и даже запутанным. Выстрел в лидера почти без цели. Руководитель охоты спросил второй удар, чтобы не сделать. За 100-150 метров до нас стадо резко свернуло в сторону. И тогда я увидел-упал антилопу. Охота длилась менее часа. Prada обрабатывается на ферме и начали готовить обед. Мясо жарилось, большими кусками на гриле, и вкус напоминали кавказский шашлык.

Конечно, в том, чтобы убить животное, красиво плохо, но и пух от стыда. Я сказал владельцам, что охота мне понравилась, и что охочусь не ради добычи охотничьих трофеев, а ради общения с природой. Позже прислал мне отлично выделанную голову, добытой антилопы. Теперь она украшает одну из стен моей квартиры, напоминая им охота в Южной Африке.

Но и охота зайца с гончими или на тетеревином току, для меня, не меньше удовольствия, чем на африканскую антилопу. Да, и что, в целом, может заменить общение с родной природой, возможность посидеть с друзьями у костра?

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.