Скандал в Косачевке: спецлагеря для наркоманов пользуются спросом, потому что альтернативы не

Угoлoвнoe прeслeдoвaниe в сooтвeтствии с рeaбилитaциoннoму цeнтр в Кoсaчeвкe, гдe нa прoшлoй нeдeлe скaндaл нaгрянулo СБУ, привeдeт прoкурaтуры крымa. Пo слoвaм Юрия Луцeнкo, этo нeзaвисимый oргaн, спoсoбный oбeспeчить oбъeктивнoe рaсслeдoвaниe пoxищeния, нaсилиe и пытки, кoтoрыe испытaли нaркoмaны. Нa брифингe 31 мaртa глaвa кaбминa прeдстaвил видeoдoкaзaтeльствa бeспрeдeлу, кoтoрый oни дeлaли нaд бoльными людьми – пoдвeшивaли зa связaнныe руки, били бeспoщaднo, сaжaли в xoлoдныe пoдвaлы, зaпрягaли в тeлeгу вмeстo лoшaди. Нo кaк быть с oчeвидцaми, кoтoрыe утвeрждaют, чтo были нaйдeны в Кoсaчeвку спасение? Родители освобожденных из центра наркоманов в ужасе от мысли, что снова придется погрузиться в кошмар.

«Мой сын никогда корзине в голову не одевал?»

Из 22 задержанных реабилитантов, которые СБУ называло «хранители», реальное лишение свободы, пока он угрожает только три. Но Луценко обещает, что прокуратура будет работать на всех, в том числе сотрудников, которые охватывает проект центра, с семьями, которые с трудом дал туда свою семью, чтобы завладеть их жильем и деньгами. Это ирония судьбы: Юрий Виталиевич признался, что знал о беспределе в Косачевке, когда он возглавлял МВД. Но ничего я не мог – не было показаний. Если и было во время второй каденции в лагере умер Руслан Субботу. Мать ребенка безуспешно оббивала пороги милиции, пытаясь доказать, что его сын умер от жестоких издевательств.

После первой публикации «КП» в Украине» о том, что скандал в Косачевке, где мы попытались посмотреть на события с разных точек зрения, мнения читателей большой разделились.

— Вообще, вы можете себе представить, кто такой наркоман? Ваш сын никогда корзину на голову не надевал, и не душил, требуя деньги на ширку; Это когда вы носить, когда вы услышите все из дома, когда в этом месте будет обоссаный вниз, то и писать о бесчеловечности этот лагерь, — негодовала в адрес журналистам Татьяна.

— Я был там несколько раз. Концлагерь, как концлагерь. Избиения, пытки, голод. Он привязал себя. После каждого возвращения все продолжалось. Никакой пользы, только ненависть… Может, теперь, наконец, закроют, — выразил надежду другого читателя.

С какой стороны это правда, судить не нам. Но кажется, что Косачевке и в самом деле приходит конец. Глава религиозной общины Сергей Мацак говорит, что тех посетителей, которые сами не хотели идти, спецназовцы просто выкинули из их казармы. Готовится конфискацией животных – лошадей, овец, коз, для которых заботиться о реабилитанты.

Местные окрестности были рады

В Косачевке для реабцентре знают все местные. И район, как ни странно, достаточно.

— Я внутри не был, но я не думаю, что там происходят вещи, которые рекламировали в прессе. В Косачевке у меня есть дача, я там летом. Когда-то хлопцы из этого центра подвозили – сами ехали из больницы, пошли, — говорит дачница. — Я им 10 гривен даю, и мне сказали: «Нет, денег мы не получим, мы не можем». Детей, бесплатные местные огороды вскапывали, никому в помощи не отказал. Даже еду не брали! И когда кто-то дал мне богатый человек, отец одного из этих пациентов. Так, из их разговора я понял, что хлопцу понравилось все, еще на сезон решил остаться. Иначе как наркоманы помочь, если не силой?

Киева по имени Николай сказал, что пребывание в Косачевке изменил всю его жизнь.

— Он умрет, такой урод был. С 16 лет в тюрьме я был. 10 лет назад наша система была, мы пришли как раз. И там с человеком сделали. Женился, ребенок-отец. Матерей, в которых наркоманы недолеченные вернуться, мне жаль больше. Просто в истерике бьются, не знают, как быть?

Вот корень вопроса – как?

Под защитой закона, а не он совершил преступление

Психиатр из Киева Владислав Сова было началом создания центра в Косачевке.

— Помог в организации, был советником. Но последние лет семь прервал сотрудничество. Я не видел понимания. И методы, которые он начал применять, не платили, — говорит доктор.

По словам психиатра, закон запрещает власть, чтобы отправить наркомана на лечение или реабилитацию, если он не хочет. Даже в самых жестоких, в то время как те, кто не совершают преступления, применить принудительные меры не представляется возможным. Может пройти только через тяжелый и изнурительный процесс – вызвать полицию, с риском стать жертвой мести, собирать макеты, свидетельства соседей, обратиться в суд, который должен назначить судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы ограничить способность дочернего и только тогда вы можете рассчитывать на направление в государственную клинику. Это требует реалистичные усилия, время и деньги — для того, чтобы не остановился и дал делу ход.

— За рубежом вопрос о принудительном лечении, также решается судом. Но на сбор бумаг уходит не более двух дней, — заявил Владислав Сова. — Человеку предлагается выбор: или медицинской тюрьме, или помещение в реабилитационный центр на добровольной основе, с обязательным исполнением всех требований лечебной программы.

Ни базы, ни системы

Оказывается, что такое Косачевки сильно востребованы в обществе, потому что альтернативные пути их решения. Частные клиники принимают наркоманов на лечение только на добровольной основе. Стоимость пребывания в заведении колеблется в среднем от 1 тысячи до 3 тысяч гривен в день, и услуги пользуются большим спросом.

— Поистине наркологических клиник, которые имеют лицензию, где работают сертифицированные специалисты в Украине не больше, чем три – четыре, — сказал Владислав Сова. – 99,9% организаций, которые рекламируют услуги реабилитации для наркоманов это благотворительные организации, религиозные общины или частных предприятий, которые в соответствии с документами, предоставляют только услуги отеля.

Для того, чтобы открыть ребцентр, подобный Косачевке, не требуется знание медицины или психологии. Как правило, эти организации приглашают специалистов для консультирования со стороны. И кто придет, – отвечает врач или шарлатан, никто не контролирует. Правовой базы, которая регулировала бы деятельность этих органов, нет. И не существует единой системы оказания медицинской помощи.

Вопрос ребром

Если силы, чтобы отучить от наркотиков?

Наиболее эффективным лечение будет, если человек сам хочет вернуться к нормальной жизни. Но и принудительный метод имеет право на существование, если наркозависимый не осознает, в кока пропасти находится.

— Человек имеет смысл держать в изоляции, пока он не придет в себя, полезно и трудотерапия. Но это должна быть хорошо продуманная техника и, конечно, без физического насилия и унижения личности. В противном случае, никакое лечение не даст результатов. Человек вышел из центра сердиться и снова возьмется за старое, — говорит психиатр Владислав Сова.

Из личного опыта

Спас домашней тюрьме

«КП» в Украине» рассказал историю девушки из очень богатой семьи, которая начала принимать наркотики, просто от скуки.

— Сначала Наташа курила план. После и как – стала инъекцию героина. Родители бросились к врачам, те посоветовали положить в файл в наркодиспансер. Эта семья боится скандала может достичь в университете, где училась девушка, и провести всю жизнь, — сказал друг семьи. – Специалист посоветовал очень жесткий метод лечения в домашних условиях.

Студентке были академотпуск и высаживают в реальной центральной тюрьме. Они пошли в дом, отдельная комната, стены обшили войлоком, убирали все предметы с острыми углами, окна забили досками и заварили аксессуара. Из бытовых удобств был матрас и три ведра – на стул и рвота.

Две недели девушка выла в этой клетке зверем, пока не отошли от страшной ломки. После этого родители заставили ее месяц мыть полы в ресторане. Руки, обычный тканью. Швабры не было дано.

Наташа окончила институт, вышла замуж и недавно завершил папе компанию.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.